Гидон Бен-Исраэль

Опубликовано 01 сентября 2014 года

2678 0

Интервью получилось довольно короткое, так как Гидон Бен-Исраэль, не смотря на свой почтенный возраст, работает в израильской профсоюзной организации «Гистадрут» и интервью бралось буквально «на ходу» во время рабочего дня.

Г. Б-И. Я родился 6 марта 1923 года в Хайфе. В 1937 году стал членом «Хаганы» (еврейская военная организация, которая действовала в Палестине в догосударственный период – прим. А.В.), где был ответственным за вербовку людей в молодежные батальоны. В основном, это была молодежь Иерусалима, именно там я руководил вербовкой в период с 1938 по 1940 год. В возрасте 18 лет поступил на службу в Британскую армию, и после создания Еврейской бригады стал ее членом.

Идея о создании полноценного еврейского боевого подразделения в составе британской армии витала в воздухе давно. Много евреев воевало в рядах британской армии на протяжении всей Второй мировой войны, но у нас никак не получилось, чтобы была создана отдельная бригада, которая будет воевать против немцев. Реализовать эту идею удалось лишь тогда, когда Черчилль принял это решение своей политической волей. Черчилль всегда поддерживал евреев, однако ему противостояла мощная антиеврейская оппозиция в Великобритании. Нельзя назвать их антисемитами, просто колониальные бюрократы были более благосклонны к палестинским арабам, чем к евреям.

Бригада создалась тогда, когда большое количество палестинских евреев уже служило в британской армии. И когда сообщили о создании Бригады, то все кто были в больницах, кто находится в отпуске дома, все как один захотели попасть в Бригаду и устремились на призывные пункты. Сейчас мне 92 года, я принял участие во многих битвах, сделал политическую карьеру, но до сих пор особо горжусь тем, что мне довелось воевать с нацистами в составе Бригады. В момент её создания я был заместителем командира «Хаганы» в тренировочном лагере Сарафанд, и чтобы призваться в Бригаду, мне нужно было получить разрешение руководства. Я его получил, призвался в Бригаду и поплыл в Италию.

А.В. - Находясь в Израиле по время Второй мировой войны, Вы знали о масштабах Катастрофы еврейского народа?

Г. Б-И. - Мы многого не знали. Что-то слышали, но объем информации, который доходил до нас, был незначительным. Только когда мы прибыли в Европу, тогда уже узнали точно, что происходит. А в Палестине полноценная информация о Катастрофе начала появляться вместе с первыми послевоенными репатриантами. И то, некоторое время важность этой темы оттенялась необходимостью выиграть Войну за независимость и создать еврейское государство.

А.В. - В каком подразделении Вы служили в Бригаде?

Г. Б.-И. – Костяк Бригады состоял из трех пехотных батальонов. Я служил в третьем батальоне.

А.В. - Кто был Вашим непосредственным командиром?

Г. Б-И. - Йоханан Пельц. Он умер всего месяц назад. В Европе мы с ним плечом к плечу совершали различные рейды, вели патрулирование.

А.В. - Что за оружие было у вас?

Г. Б-И. - У нас были винтовки и автоматы.

А.В. - Ручные гранаты?

Г. Б-И. - Конечно! (сказал по-русски и засмеялся – прим. А.В.)

А.В. - Какое оружие было у немцев?

Г. Б-И. - Какого-то особого оружия у них на том фронте не было. Самое заурядное. Чем они сражались везде, тем и сражались против нас в Италии.

А.В. - Как была устроена ваша санитарная служба? Это была собственная служба Бригады или британская?

Г. Б-И. - Это была служба Бригады. Бригада была совершенно самостоятельным подразделением, полноценным во всех отношениях. Мы призвали в нее людей из всех родов войск.

А.В. – Опишите бои, которые Бригаде довелось вести в Италии.

Г. Б-И. - В основном это были вылазки. Не было каких-то долгих и масштабных боев, были вылазки, налеты, небольшие боевые операции, патрули (в Италии Бригада изначально дислоцировалась в районе города Фьюджи, где происходил завершающий этап подготовки, а в последние недели войны вела бои на севере страны возле реки Сенио - прим. А.В.)

А.В. - Можете вспомнить, какой-нибудь момент на фронте, который Вам особо запомнился?

Г. Б-И. Вы знаете, я участвовал после Второй мировой войны в таком количестве серьезных боев с арабами, и был в них даже ранен, что вряд ли смогу вспомнить, что-то особо интересное, курьезное или выдающееся из времен своей службы в Бригаде. Это как-то слилось в памяти с боями в Израиле. Но если говорить о моментах, которые всю жизнь стояли перед глазами, то одним из таких случаев было ранение моего товарища в Италии.

А.В. - Когда закончилась война, Вы остались в Европе?

Г. Б-И. - Через некоторое время после окончания войны Бригада была расформирована и должна была вернуться назад в Эрец-Исраэль. Но в центре «Хаганы» решили, что часть бойцов Бригады должна остаться в Европе для осуществления подпольной деятельности. Я был в числе этих трехсот человек. Нас оставили в Европе под чужими именами, а под нашими именами отправили 300 людей в Палестину.

А.В. - Где Вы находились в Европе, когда пребывали там уже на нелегальном положении?

Г. Б-И. - В Румынии и Венгрии.

А.В. - Чем именно Вы там занимались?

Г. Б-И. - В основном я занимался тем, что помогал евреям добираться до судов, которые отправляли их в Израиль (речь идет о так называемой кампании «Алия Бет» - нелегальной эмиграции европейских евреев в Палестину после Второй мировой войны – прим. А.В.).

А.В. - На каком языке вы общались в Европе с евреями?

Г. Б-И. - В подавляющем большинстве случаев это был идиш. Я, кстати, идиш не знал, так как родился в Израиле, в отличие от большинства моих сослуживцев, которые были репатриантами. Но я легко выучил этот язык, находясь в Европе, и тоже общался с европейскими евреями на идиш.

А.В. - А были ли в Европе евреи, которые знали иврит?

Г. Б-И. - Очень мало, то были. В основном те, кто учился в еврейских религиозных школах.

А.В. - Доводилось ли Вам бывать в концлагерях при освобождении узников?

Г. Б-И. - Именно с этой целью мы остались в Европе. Часть из нас переправляла людей в Эрец-Исраэль, а часть находилась в Румынии и Венгрии, где было много евреев. В Румынии я находился под фамилией Дезидерий. В каждой стране мы меняли имена и документы. В Израиль я вообще поплыл под видом нового репатрианта на корабле «Кедма».

А.В. - В каком году это было?

Г. Б-И. - В 1947-ом. Экипаж судна был полупрофессиональным, не все умели управлять кораблем, и нам потребовалось 3 недели, чтобы добраться до Израиля. Наш рейс относился уже к «Алия Далет» (волны репатриации в Израиле принято обозначать буквами алфавита иврита – прим. А.В.). Сразу после этого я призвался здесь в Армию обороны Израиля и воевал уже против арабов. Я был командиром подразделения в Иерусалиме, и в боях под Иерусалимом был ранен. Из армии демобилизовался в звании майора, получил светское образование и сделал политическую карьеру. Сейчас работаю в «Гистадруте».

Интервьюер Антон Василенко с Гидоном Бен-Исраэлем на его рабочем месте в «Гистадруте»

Гидон Бен-Исраэль после демобилизации получил образование в Высшей школе экономики и политологии в Лондоне. Изучал юриспруденцию в тель-авивском филиале Еврейского университета. Имеет лицензию адвоката. Был депутатом 4 и 5 созыва Кнессета (1959-1965 годы) от партии «Мапай» (Партия Рабочих) и политической силы «Израильский список рабочих». В качестве израильского парламентария принимал участие в работе комиссий по вопросам экономики, законодательства, трудовых отношений и спорта.

Интервью:А.Василенко, В.Ройтберг
Перевод с иврита:В.Ройтберг
Лит.обработка:А.Василенко

Читайте так же

Давид Бен-Бээри (Давид Иосифович Боровски)

Поставили перед нами задачу пройти участок примерно в 8 километров со всевозможными противотанковыми устройствами, противотанковыми минами. Это было просто самоубийство. Мы владели информацией от разведки о том, как у них устроена оборона. На моем участке я знал все расположения противотанковых мин и заграждений. Что я сделал? Я начал атаку за пять минут до наступления темноты и предварительно высадил десант, который зачистил территорию от всех противотанковых устройств. Я не пошел вперед до тех пор, пока десант не нейтрализовал все противотанковое оборудование. И только два танка мы потеряли в результате таких действий. После нашей зачистки за нами прошла еще одна танковая часть.

Цви Леванон

Первый раз, когда я вышел на задание, как член «Хаганы», оно касалось как раз нацистов. Мне приказали следить за морем, и высматривать немецкие подводные лодки, которые могли подойти к Тель-Авиву. Мне было тогда 15 лет. На подобные задания всегда выходили с девушкой. И если британцы тебя видели, то это выглядело так, что ты просто гуляешь с девушкой, а не выполняешь какое-то задание. От меня требовалось сидеть на том месте, где сейчас на набережной находится гостиница «Хилтон». Тогда там располагалось мусульманское кладбище. Смотритель кладбища удивленно спросил: «С каких это пор занимаются любовью на кладбище?». Я просидел с красивой девушкой ночь на кладбище, не увидел ни одной подводной лодки, ни одного корабля. А потом меня все-таки схватила британская полиция и отправила в тюрьму, которая находилась там, где стоит башня с часами в Яффо.

Мордехай Гихон (Гихерман)

Через некоторое время после завершения войны мы расположились на территории Австрии. Там находилось очень много немецких офицеров — нацистских преступников, которые растворились среди местного населения. И члены Еврейской бригады создали организацию «Тагмуль», что означало «месть». Целью нашей организации был розыск нацистских преступников, проведение военного-полевого еврейского суда над ними и казнь. Организация возникла как-то чисто спонтанно. В ней были такие люди, как Хаим Ласков, Меир Зореа (Зародински), Марсель Тобиас, Йоханан Фальц. Это была очень секретная организация— каждый ее член практически ничего не знал об остальных участниках, а за пределами организации о ее существовании знали единицы.

Ашер Дишон

Одной очень дождливой ночью ко мне пришел представитель «Хаганы» и сказал, что есть необходимость призваться в британскую армию. В Египте, государстве площадью миллион квадратных километров и населением миллион человек, находились немецкие войска под предводительством генерала Роммеля. Когда я призвался в армию, со мной в группе находилось 6 рядовых членов «Хаганы», и 6 человек из «Пальмаха». Сразу после призыва, мы не знали, что нам предстоит делать в Египте и вернемся ли мы в Израиль

Тамар Эшель

Мне было поручено быть связной, передающей сообщения из Израиля членам «Хаганы», находящимся в Лондоне, а также британским политикам. Сейчас я понимаю, что отсутствие электронных средств связи – это был огромный плюс к конспирации. Если бы мы пользовались такими аппаратами, как сегодня, то меня бы тут же схватили. Вообще-то, когда началась Вторая мировая война, то я хотела принять участие в боевых действиях, но мне не дали воевать – я была нужна «Хагане» в качестве связной по причине наличия у меня британского паспорта.

Элиша (Илан) Рои (Райх)

После создания бригады британцы начали подготовку личного состава. Она велась сначала в Палестине, затем на Суэце, потом в Александрии, и только в начале 1945 года бригада была переброшена в Италию. В Италии еще некоторое время велась подготовка, бригада пополнилась так называемым немецким подразделением разведчиков и диверсантов. Это были евреи, которые выглядели как немцы и свободно общались на немецком языке. Их готовили отдельно, они должны были выполнять различные задания на немецкой территории, но в Италии мы с ними объединились.

comments powered by Disqus