Фердинанд Мюллер

Опубликовано 20 апреля 2016 года

13223 0

Мюллер Фердинанд, 10.04.1923 г.р., г. Грисборн, район Зарлуй, Германия

До призыва в RAD в августе 1941 г. я был кандидатом на должность регирунгсинспектора в отдел по вопросам труда в Зарлуи.

В августе 1941 г. я был мобилизован в RAD и служил там 8 месяцев вплоть до марта 1942 г. После увольнения из RAD я был, как 19-летний военнообязанный юноша, 15.03.1942 зачислен в Вермахт. Я проходил обучение в качестве связиста в 20-м полку связи люфтгау («военно-воздушного округа» - прим. переводчика) Бельгия – Северная Франция в Беферло (Леополдсбюрг, Бельгия). Там меня обучали как связиста службы воздушного оповещения. После я остался в роте инструктором-помощником.

В ноябре 1942 г. наш полк перебазировали в Гросборн-Линде, чтобы включить его в качестве новой части в полевую дивизию Люфтваффе, которую предполагалось задействовать на Восточном фронте (Россия).

1950 г.


Начало войны с Россией 22 июня 1941 г. я встретил дома, будучи гражданским лицом. 21 июня у нас в селении был танцевальный вечер в честь призывников 1923 г.р., который мы объявили прощальной вечеринкой в честь нас, получив на это необходимое разрешение. Когда я пришел домой с этих танцев утром 22 июня в начале четвертого, меня прельстила перспектива, несмотря на запрет, попробовать разок поймать частоту Лондонского Радио, которое всегда в это время транслировало новости на немецком языке. Из репродуктора раздались протяжный фрагмент мелодии из песни «Kameraden die Rot Front» и чуть погодя голос диктора: «Через несколько минут последует специальное сообщение». Замерев, я ждал и внимательно слушал, пока не последовало это известие: «Немецкие войска сегодня утром в 3 часа 15 минут на широком фронте начали операцию против большевистской России» и т.д. Я был в шоке, т.к. мы ведь незадолго до начала войны с Россией заключили с ней пакт о ненападении. Я знал, что мой брат Альфонс служил в пехоте в Восточной Пруссии, чьи части сейчас вступили в Литву. Я разбудил родителей, которые потом точно также как и остальные жители селения были в изумлении и сильно обеспокоены дальнейшим развитием событий.

Как военнообязанный солдат я служил в следующих войсковых частях:

  • Апрель 1942 – декабрь 1942 г. Связист в 20-м полку связи люфтгау Бельгия – Северная Франция.

  • Декабрь 1942 – 18 января 1943 г. – военный лагерь связистов в Гросборн-Линде.

  • 19 января 1943 г. – эшелон с пополнением для 10-й авиаполевой дивизии в районе Ораниенбаумского «котла».

  • 25 января 1943 г. по ноябрь 1943 г. – связист и писарь при штабе 19-го егерского полка (Люфтваффе) в Копорье (В полевых дивизиях Люфтваффе (авиаполевых) пехотные полки по какой то причине классифицировались как егерские, с уточнением (L) – люфтваффе - прим. переводчика). 

  • Ноябрь 1943 г. – 1 января 1944 г. – связист и писарь при штабе 19-го егерского полка (Люфтваффе) в Гостилицы (ефрейтор).

  • 14 января 1944 до конца месяца – отступление через Ямбург до Нарвы.

  • Февраль 1944 г. – при расформировании 10-й авиаполевой дивизии и включении ее подразделений в состав 170-й пехотной дивизии, я попал на службу в 401-й гренадерский полк в качестве связиста при штабе.

  • Март 1944 г. – июль 1944 г. – связист в 401-м гренадерском полку под Нарвой и в районе севернее Чудско-Псковского озера.

  • Июль 1944 г. – август 1944 г. – связист. Арьергардные бои на серединном участке при отступлении до Сувалок.

  • Сентябрь 1944 г. – связист. Арьергардные бои на маршруте Сувалки – Филипов – граница Восточной Пруссии.

  • Январь 1945 г. – апрель 1945 г. – связист. Бои в Восточной Пруссии (бои под Хайлигенбайль (ныне Мамоново, Калиниградская область - прим. переводчика)).

  • 28 марта – переправа из Бальги (замок в Восточной Пруссии – прим. переводчика) на косу (Куршскую – прим. переводчика).

  • 15 апреля – начало участия в боях под Пиллау.

  • 20 апреля – ранение под Пиллау.

  • 23 апреля – переправа с косы в Кальберг (ныне Крыница-Морска, Польша – прим. переводчика).

  • 25 апреля – на корабле до г. Хела (польск. Хель) и далее до Копенгагена (27.04.)., лазарет в Силькеборге (Дания).

  • Начало мая 1945 г. – в Шлезвиг-Гольштейн.

  • 28 июля 1945 г. – увольнение (формально расформирование Вермахта закончилось лишь 20 августа 1945 г. – прим. переводчика) .

  • 1 августа 1945 г. – возвращение домой.

Следует упомянуть, что в конце 1944 г. я был повышен в звании до обер-ефрейтора. В этом звании я и был уволен со службы.

На протяжении всего моего участия в войне я всегда был связистом и в этом качестве меня переводили в подчиненный соответствующему полку батальон или же придавали другому подразделению (пехотный батальон, иногда батальон СС «Норге»).

Моим первым большим боем была русская атака 14 января 1944 г. в районе Ораниенбаумского «котла», которую я пережил, будучи связистом в Гостилицах. Связисты при штабе полка редко оказывались вовлеченными в бои. По-другому обстояли дела, когда полкового связиста прикомандировывали к подчиненному батальону, что примерно и предполагала половина моей служебной деятельности как связиста. Кроме того, там представители этого рода войск редко сражались с оружием в руках.

Когда фронт находился в статичном положении (на одной позиции, которая удерживалась долгое время), я был очень сильно занят, выполняя поручения полкового командования, как связист и писарь, так, что нужно было полностью быть сконцентрированным на своей работе и едва получалось задумываться о смысле и значении своего солдатского бытия. Я хорошо помню, что я все время был полностью собран и напряжен, а в бою полностью осознавал опасность. В такие моменты я не чувствовал страха, но, как воспитанный верующим, полагался на Бога. Были случаи, особенно в тяжелых боях на Нарвском плацдарме и позже в Хайлигенбайльском «котле», в которых мое выживание или возвращение назад целым и невредимым выглядели почти как чудо. У моих товарищей, а также начальства, я пользовался репутацией «неуязвимого», т.к. пережил практически всех своих однополчан-связистов.

Когда нужно было тащить ранцевую радиостанцию (ультракоротковолновую) и ящик аккумуляторной батареи, всегда были необходимы 2 человека в качестве отделения радиосвязи. Потери среди связистов были также большими, в особенности в боях в Хайлигенбайльском «мешке», и прежде всего пропавшими без вести.

Неоднократно связисты, которые сидели в своих дырах, подвалах или прочих укрытиях с наушниками на голове, не могли уследить за текущим развитием обстановки и погибали. Часто они могли оставить свои позиции, спасаясь от врага последними. Таким образов, вполне объяснимо, что в дни тяжелых боев в феврале–марте 1944 г. на Хайлигенбайльском плацдарме я потерял около 10 товарищей. То, что нужно тщательно следить за обстановкой я, сам связист, усвоил из инстинкта самосохранения и наказывал это своим сослуживцам. Я говорил им: «Я радирую, а ты должен за всем внимательно следить, и как только ты видишь первую пятку, вторая должна быть нашей, в противном случае назад мы не вернемся» (Т.е. один человек работает с рацией, а другой следит за обстановкой вокруг - прим. переводчика).

Отчасти ожесточенные и бесчеловечные бои последних дней были не следствием воли насмерть стоять за «фюрера, народ и родину», а инстинкта самосохранения.

До последних недель боев в Восточной Пруссии русский солдат был врагом и противником, которого я в противовес рисуемому свыше идеологическому образу врага всегда считал «человеком и твореньем божьим». Я всегда хорошо относился к тому, чем занимался русский вспомогательный персонал в нашем подразделении. Мне запомнился один случай. При отступлении от Ораниенбаумского «котла» я подобрал маленькую, выглядевшую очень старой, икону около алтаря в одном из горящих домов в Дятлицах и положил ее к себе в планшет. День спустя меня начали терзать угрызения совести из-за этого «святотатства». Поэтому я отыскал русский дом, где в свою очередь нашелся уголок с алтариком, и разместил там эту икону. Мысль о том, что обитатели этого дома, возможно, будут удивлены этой находке и могли бы посчитать это чудом, позволила мне смириться с моим святотатством и сделала меня довольным и счастливым.

В последние дни в Восточной Пруссии образ врага в моей голове стал сильно мутным ввиду увиденных зверств над мирным населением, которое обогнали русские. Я был при 401-м полку 170-й пехотной дивизии, которая совместно с другими дивизиями должна была прорвать русский клин, который распространился до Эльбинга. Мы прибыли в местечко, где мирное население обогнали русские войска. Изнасилованные женщины и девушки, убитые мужчины и дети повергли меня в шок. Будучи молодым человеком, я еще не видел ничего настолько ужасного и не мог поверить, что это возможно. Впервые я воспринял пропаганду со стороны властьимущих Рейха, к которым я до этого был мало расположен, как правду и отсутствие преувеличения. Я испытал на себе, как перед лицом подобных деяний может появляться чувство ненависти. Лишь постепенно я начал понимать, что причиной могли быть не «зверские действия недочеловеков», как постоянно трубила наша пропаганда, а те, которые совершили мы на территории России, и ненависть у русских возникла лишь после того, как мы спровоцировали ее.

Несмотря на все пережитое, мое восприятие бывшего врага осталось прежним. Я смотрю на окружающих меня людей как на творения Бога, которые меня ценят и уважают. И мне всегда очень приятно знакомиться с молодыми людьми из числа русских и помогать им.

Интервью, перевод и лит. обработка: Е. Смирнов

Читайте так же

Margot Kowaleva

И тогда тоже, как и все, думала, что этот фюрер – такой особый человек! Мне подарили портрет его: за хорошую учёбу. Принесла домой – а мама спросила, что это я принесла… потом молча повесила на стенку. Но, когда мы в газете прочитали, что с Востока близится фронт, то мама взяла этот портрет и разбила, а потом умоляла меня, чтобы я не рассказывала никому, что она сделала.

Hellwig Hans

У нас ничего не было. Поэтому и было так много обморожений. На это никто не рассчитывал. В Крыму все годы до того ни разу не было настоящей зимы. Нам сказали, что зимней одежды нам не нужно: дескать, там всегда плюсовые температуры. Но как раз зима 1941-1942-го годов была очень холодная. Мы замерзали до смерти. Когда к нам привезли зимнюю одежду ― была весна, и она была уже не нужна.

Hugo Broch

Вспоминается ещё один плохой полёт, и это тоже был полет для проверки технического состояния машины, на 6000 или 7000 метрах. У меня был триммер [небольшая отклоняющаяся поверхность в хвостовой части руля или элерона летательного аппарата. Служит для уменьшения усилий в системе управления аппарата], как на всех самолетах. Я его проверил, повернул, а поставить назад не смог, электромотор не работал. И я сорвался в штопор. На высоте между 1000 и 1500 метрами, как мне потом рассказали пехотинцы, я вышел из штопора, поднялся до 1500 метров и выпрыгнул из машины на парашюте. На земле, когда я уже собрал парашют и его замаскировал, пришли наши солдаты брать меня в плен. Я сказал: "Я немец!" А они сказали: "Все говорят, что они немцы, и из Кельна". Тогда я сказал, что я из Леверкузена, это не Кельн, его никто не знает.

Bauer Ludwig

Когда солдат поднимается в атаку, его жизнь становится несущественной. Но в этот момент он перерастает себя, получает признание самого себя, своей готовности умереть, признание, которое он не получал в мирное время. Так становятся необычайными, большими людьми. Хороший солдат показывает уверенность в себе.

Wittmann Fritz

К тому времени мы уже несколько дней ничего не ели. Мы отварили картошку  и наконец-то поели. Решили заночевать в сарае, поскольку посчитали, что  в доме будет опасно. Когда мы проснулись повсюду были русские.  Обер-фельдфебель приказал, не стрелять. Мол война проиграна, у него дома  двое детей, воевать начал с Польши и хочет вернуться домой. Пригрозил,  что если кто-нибудь начнет стрелять, он его сам застрелит. Среди нас был  один немец из польского Данцига, он мог немного говорить по-русски. Он  закричал, что мы хотим сдаться. Я думал это мой последний день.  Пропаганда нам хорошо расписала, что ждет нас в плену. Когда мы ехали на  фронт, один 16-летний новобранец спросил у фельдфебеля, что мы делаем с  пленными. Фельдфебель ответил, что мы пленных не берем. Тут мы  задумались, а что если и они пленных не берут?

Morell Wolfgang

Уже 22-го января я попал в плен. Я находился один в боевом охранении,  когда увидел группу русских солдат человек пятнадцать в зимней одежде на  лыжах. Стрелять было бесполезно, но и сдаваться в плен я не собирался.   Когда они подошли поближе я увидел, что это монголы. Считалось, что они  особенно жестокие. Ходили слухи, что находили изуродованные трупы  немецких пленных с выколотыми глазами. Принять такую смерть я был не  готов. Кроме того я очень боялся, что меня будут пытать на допросе в  русском штабе: сказать мне было нечего – я был простой солдат. Страх  перед пленом и мучительной смертью под пытками привел меня к решению  покончить с собой.

comments powered by Disqus